Парыз

Ж. Мейрембаев: «В бизнесе есть нечто большее, чем прибыль – это ответственность за жизнь людей»

Ж. Мейрембаев: «В бизнесе есть нечто большее, чем прибыль – это ответственность  за жизнь людей»
Жексембай Мейрембаев,
главный учредитель
АО «Корпорация Жетысугаз»


В наше время социальная ответственность бизнеса уже вышла за рамки просто добровольного вклада в развитие общества в социальной, экономической и экологической сферах. Сегодня эти слова приобретают более широкое значение, особенно для бизнеса, напрямую связанного с безопасностью потребителей. О новых формах социальной ответственности предпринимателей мы поговорили с Мейрембаевым Жексембаем Аргингазиновичем – главным учредителем АО «Корпорация Жетысугаз». Кстати, именно эта компания стала золотым призером конкурса Президента РК по социальной ответственности «Парыз» в номинации «Лучшее предприятие в области охраны труда».

– Жексембай Аргингазинович, ваша компания, являющаяся современным, динамично развивающимся предприятием, поставляющим сжиженный углеводородный газ в Талдыкорганский регион Алматинской области и в этом году отмечающая 60 лет со дня своего основания, стала победителем престижного конкурса «Парыз». Поздравляем! В связи с этим хочется вспомнить о том, что вы неоднократно говорили: «Социальная ответственность бизнеса сейчас несет в себе более глубокий смысл чем, скажем, 10 лет назад». Что именно вы имели в виду?
– От того, насколько качественно мы подходим к работе, напрямую зависит жизнь людей, при этом более, чем в любой другой сфере. Мы реализуем товарный газ, обеспечиваем бизнес и население газовыми баллонами. Проблема в том, что подобный бизнес в Казахстане даже не требует получения лицензии, достаточно простой аккредитации. То есть, практически любой может заняться этим бизнесом – купить оборудование, договориться с поставщиками газа – и все.

– Но разве это плохо? Растет конкуренция, улучшаются условия для потребителей….
– В том то и дело, что в данном случае очень мало улучшаются. Крайне редко кто задумывается, что в нашей сфере есть нечто большее, чем прибыль – это ответственность за жизнь людей. Давайте посмотрим статистику – в прошлом году было зарегистрировано более 14 тыс. пожаров, львиная доля которых – бытовые. В них погибло почти 500 человек. Точной статистики, сколько пожаров произошло из-за взрыва газовых баллонов, в свободном доступе нет, но, по моим данным, это порядка 10–12%. При этом, заметьте, если причиной пожара стал взрыв газового баллона, то есть всего две формулировки: нарушения техники безопасности или правил хранения, или неисправность газового баллона. И никто не задумывается, а что собственно стоит за этими формулировками.

– А что за ними стоит?
– Сложно представить, что, находясь в здравой памяти, человек будет бить молотком по газовому баллону или ломать редуктор. Значит, за словами «неисправность баллона», скорее стоит безответственное отношение компании, продавшей такой баллон, впрочем, это касается и нарушений правил хранения и техники безопасности – я не могу исключать, что на газонаполнительной станции или пункте недолили или перелили газ при закачке в баллон. Нарушается технология заправки баллонов, применяются не соответствующие струпцины. Отсюда и трагедия. Нельзя сказать, что продажа изначально бракованного баллона или перекачка газа – это злой умысел. Просто во многих подобных организациях используется устаревшее оборудование и технологии, которые не позволяют обеспечить должный контроль.

– Но ведь есть контролирующие органы, обязанность которых отслеживать газонаполнительные компании?
– Да, в Казахстане есть соответствующая структура, и она хорошо работает. Но дело в том, что в существующих правилах организации таких производств есть все: начиная от структуры производства и заканчивая требованиями к технике безопасности. Но сами правила были приняты лет 20 назад, и в них нет главного – требований к внедрению инноваций. Вот и получается, что внешне вроде все соответствует нормам, но если посмотреть глубже, то оборудование морально устарело еще на смене веков, и многие операции до сих проводятся вручную, а здесь уже роль играет пресловутый человеческий фактор. Кроме того, существует еще одна проблема – комиссии могут проверить газонаполнительную станцию, но вот отследить, что происходит с проданным баллоном дальше, они не в состоянии. Нередки случаи, когда люди заправляют бытовой баллон на газовых АЗС, а это чревато, поскольку автомобильные газовые баллоны оснащены системой, которая сигнализирует о наполнении баллона, но данная система неприменима к бытовым баллонам. Система оповещения о наполнении бытовых баллонов срабатывает только в газонаполнительной станции. И получается, что оператор АЗС наполняет баллон на «глазок», что может при последующей эксплуатации привести к взрыву, даже если потребитель скрупулезно соблюдает все правила безопасности. Еще в 2016 году этот вопрос поднимало Министерство энергетики, но до сих пор подобные случаи не такая уж и большая редкость – на каждой заправке проверяющего не поставишь, и это уже личная, та самая социальная ответственность владельца бизнеса.

– Давайте вернемся к инновациям, обеспечивающим безопасность. Представим, что завтра ужесточатся требования к оснащению газонаполнительных станций и пунктов современным инновационным оборудованием и технологиями, ваша компания под санкции не попадет?
– Наоборот, я думаю, нам медаль дадут (смеется). Мы уже лет десять используем только новейшие технологии и оборудование. Мы единственные в стране, у кого есть линия современного технологического оборудования по заполнению, техническому переосвидетельствованию, покраске бытовых газовых баллонов. Нам ее устанавливала датская компания Kosan Crisplant, один из мировых лидеров в производстве таких линий, и аналогов в Казахстане нет. Линия позволяет нам использовать современный, признанный на международном уровне, как обеспечивающий максимальную безопасность для потребителей, производственный процесс. Так называемая «Сеть карусели». Суть этого технологического процесса заключается в том, что баллоны последовательно, в автоматическом режиме проходят все этапы: от полного слива газа и тщательной промывки до непосредственно заполнения баллона газом. Линия оснащена автоматическим контролем предельного уровня заполнения баллонов, автоматическим контролем по превышению давления насыщенных паров газа или жидкой фазы при переполнении баллона, дублирующими запорными устройствами на случай неполной герметичности баллонов и другими электронными устройствами, которые не только обеспечивают безопасность на газонаполнительных пунктах, а у нас их 13 по всей области, но и позволяют выявлять малейший брак в корпусе баллона, что тоже немаловажно для безопасности как на производстве, так и для потребителей.

– Вы, в отличие от многих предпринимателей в этой сфере, красите свои баллоны в узнаваемый цвет, ставите свой логотип, маркируете их штрихкодом, это зачем?
– Логотип и узнаваемый цвет – это что-то вроде знака качества, за которое мы ручаемся. Что касается маркировки, штрихкода, то это одна из составляющих нашей ответственности, которая помогает нам как можно максимальней обезопасить наших потребителей. Штрихкод позволяет нам отслеживать историю каждого баллона. Ведь у них тоже есть свои сроки службы, степень износа, и, зная историю каждого баллона, мы получаем возможность не доводить эти факторы до критических значений и вовремя списывать баллон, минимизируя риски наших потребителей. Кроме того, мы плотно работаем с населением и коммунально-бытовыми предприятиями – нашими основными потребителями – по вопросам безопасности установленных у них систем газоснабжения. Наши сотрудники консультируют и проводят профессиональную экспертизу систем, при необходимости ремонтируют установленные или устанавливают новые системы газоснабжения. В общем, делаем все, чтобы наши клиенты чувствовали себя комфортно и безопасно в партнерстве с нами.

– Не самую последнюю роль в вашей победе на конкурсе социальной ответственности сыграл тот факт, что у вас более десяти лет не было ни одного несчастного случая на производстве. Это тоже влияние инноваций?
– Скорее, это влияние того, что я чувствую персональную ответственность за каждого сотрудника и делаю все, чтобы работать в нашей компании было комфортно и безопасно. У нас имеется современная система противопожарной безопасности. На территории предприятия есть два резервуара для хранения воды емкостью 1 тыс. и 500 кубических метров, насос-
ная станция. Имеется автономная котельная с низкотемпературным отопительным котлом. Электроснабжение предусмотрено от подстанции по воздушным линиям. На случай аварийных ситуаций имеется дизельная электростанция АС 500, которая полностью обеспечивает работу не только технологического производственного оборудования, но и противопожарной системы. В наполнительном цехе установлена система объемного порошкового пожаротушения, система газообнаружения и дренчерные завесы в местах прохождения технологического конвейера в окрасочное отделение. В помещениях предусмотрена автоматическая пожарная сигнализация. Установлен приемно-контрольный прибор, который предназначен для управления системой пожаротушения как от автоматических, так и от ручных пожарных извещателей. Во всех помещениях установлены тепловые и дымовые автоматические пожарные извещатели. В помещении наполнительного цеха установлены автоматические датчики пламени, которые реагируют на изменение состояния теплового спектра излучения в зоне своего действия. То есть, они реагируют не только на появление открытого пламени, но и на чрезмерный нагрев предметов. Естественно, все системы обеспечения безопасности содержатся в идеальном состоянии. Что касается персонала, то у нас работают ответственные люди, которые понимают, насколько опасна наша работа, и буквально наизусть знают, и, что важнее, строго выполняют все нормы техники безопасности, что показывают периодические плановые и внеплановые проверки.

– Жексембай Аргингазинович, высшая награда президентского конкурса взята. Есть еще к чему стремиться в области социальной ответственности бизнеса?
– Да, мы достигли многого в области безопасности, и будем дальше продолжать в этом направлении. Немало проводим работы и по решению социальных вопросов наших сотрудников. Так, например, на нашем предприятии принят коллективный договор , условиями которого четко определены режим труда и отдыха, оплата труда, охрана труда, социальная защита и льготы. И условия этого договора выполняются полностью. Нами организован регулярный медицинский осмотр работников, количество которых достигло 110 человек. Доля затрат на охрану и безопасность труда специалистов составляет 3% от совокупного годового дохода. В конкретных цифрах это 400 тыс. тенге на одного работника! Примеры еще можно перечислять и перечислять.
Возвращаясь к обеспечению безопасности, подчеркну, что мы еще усилим работу с потребителями, чтобы донести до них, что в таких вопросах, как безопасность для здоровья, а тем более жизни, нужно полагаться только на надежные, проверенные временем компании.